Сэр Эдвард.

— Поздравьте меня, Гисборн. К нам едет ревизор, — шериф Ноттингемский Роберт де Рено протянул вошедшему рыцарю клочок бумаги: — Получено только что голубиной почтой.
— Хм. Сэр Эдвард? – нахмурился Гисборн: — Из Королевского казначейства? Но зачем?
Шериф сочувственно посмотрел на Гая.
— Они что же, решили проверить нас? – спросил Гай.
— Вы поразительно догадливы, мой проницательный друг, и думаю этот визит не сулит ничего хорошего.
— И когда же его ожидать?
— Такие люди возникают внезапно. Я не удивлюсь, если сейчас откроется дверь, и…
Дверь распахнулась, глашатай завопил во весь голос:
— Сэр Эдвард Нортамберленский!
В комнату как вихрь ворвался человек в бархатном камзоле ярко бордового цвета, с рыжей козлиной бородкой:
— А-а! Вы, надо полагать, и есть местный шериф? – ткнул он пальцем в де Рено.
— К Вашим услугам, милорд.
— Я так и думал! А ты, чурбан, подай-ка мне кувшин вина. Чертовски пересохло в горле.
— Это, позвольте представить, Сэр Гай Гисборн, с Вашего позволения, командующий гарнизоном замка.
— О! Чудесно! Вы мне тоже понадобитесь.
— Прошу отужинать с дороги, милорд.
— Весьма своевременное предложение, — сэр Эдвард ловко швырнул свой берет на оленьи рога на стене, плюхнулся в кресло за столом: — Итак?
Гисборн и шериф переглянулись.
— Хорошо. Я вижу у вас нет ни малейшего желания разговаривать, поэтому скажу я.
— Сэр, мы…
— В Лондоне не довольны. Скажу более откровенно, лорд-канцлер рвёт и мечет, а Его Высочество принц Джон просто взбешён!
— Но, сэр, чем мы могли прогневать нашего высочественного господина?
— А тем, что за последние пять лет из вашего Ноттингема в казну не поступило ни одного медного пенса. А в ответ на запросы приходят какие-то сомнительные отговорки, побасенки о неуловимом кровожадном разбойнике, который терроризирует окрестности, контролирует все дороги, грабит обозы с собранными налогами. Некто Робин из Локсли, по прозвищу Робин в капюшоне, он же прозванный народом Робин Гуд.
— Видите ли, сэр Эдвард… э…
— То есть шестнадцатилетний юнец, который начал свою головокружительную карьеру с браконьерства в королевских лесах, а теперь вырос до грабителя королевской казны? И всё это с попустительства местного представителя власти.
— Всё не совсем так…
— Из Ваших депеш явствует, что этот деревенский мальчуган сколотил армию из таких же отщепенцев, как он сам, сделал Шервудский лес своей штаб-квартирой и самым безобразным образом изымает все отправляемые суммы, которые вы добросовестно взымаете с крестьян, и возвращает их им же. Затем вы снова собираете подать, она перекочёвывает в карманы Робина в капюшоне, а после снова перемещается в дырявые карманы поселян. Этакий круговорот денег в природе. Только почему-то этот денежный оборот упорно обходит стороной королевскую казну. М?
— Видите ли, сэр Эдвард. Мы предпринимали попытки схватить этого разбойника, но на открытую местность его выманить трудно, а в лесу, что стал ему как дом родной, он неуловим. Мы потеряли много людей, сейчас их чуть хватает на охрану замка. К тому же, позволю заметить, он отменный стрелок. Я лично был свидетелем, как он со ста шагов попал стрелой в муху.
— В муху? В самом деле? – прищурился человек из казначейства, поглаживая бородку.
— Можете поверить, милорд. Лучший стрелок вряд ли сыщется во всей Англии.
— А мне докладывали, что не со ста шагов, а с пятидесяти. И не в муху, а в задницу Гисборну, когда тот улепётывал от разбойников, виляя как заяц.
Гисборн покраснел, но головы не опустил:
— Это был предательский выстрел в спину.
— Суть дела не в том, милорд, — вступился шериф: — У нас в самом деле не хватает опытных людей для защиты обозов. Я писал в Лондон и надеялся, что пришлют необходимую помощь.
— Да, страшные истории рассказываете об этом кошмарном лесе. Но вы, полагаю, заметили, что я прибыл сюда один, без сопровождения. Совершенно беспрепятственно пересёк Шервудский лес и, как видите, сижу перед вами в целости и сохранности, в ожидании обещанного ужина. Кому же мне верить, шериф, вашим рассказам или собственным глазам?
Шериф и рыцарь не нашлись, что ответить.
— Ну хватит! – сэр Эдвард вскочил, стукнув кулаком по столу: — Хватит! В то время, как наш король Ричард проливает кровь на святой земле, страна и армия нуждается в средствах, вы облюбовали тут себе тёпленькое местечко, кормите меня байками о несуществующем Робин Гуде, а под этот шумок набиваете свои сундуки королевским золотом! Вы что? За идиота меня принимаете?! А?!
— Сэр…
— Немедленно тащите сюда из закромов всё, что там есть! Всё, до последнего пенни! Я сам! Один доставлю эти деньги в Лондон! Через ваш ужасный Шервудский лес! И можете не сомневаться, я в подробностях доложу Его Высочеству о ваших делишках.
Перепуганные шериф и Гисборн уже через полчаса лично навьючивали два мешка серебром на коня. Сэр Эдвард прохаживался рядом и приговаривал:
— И учтите, если в течении месяца от вас в казну ничего не поступит, я снова нанесу визит, но уже вместе с новым шерифом!
Де Рено искривился в лице, схватился рукой за сердце.
— А Вас, сэр Гай, прикажу раздеть и отправить в таком виде в лес! К Вашему воображаемому приятелю!
Гисборн упал в обморок.
Сэр Эдвард приложил перстень на сургучную печать:
— Возьмите опись. И откройте ворота, чёрт бы вас всех побрал!
Солдаты торопливо распахнули ворота, всадник на тяжело гружёной лошади не спеша и величаво подбоченясь, выехал на дорогу.
Гисборна полили водой, он с трудом поднялся.
— Надо было прирезать его и засолить в дубовой бочке с капустой, и спрятать у Вас в сарае, — негодовал шериф в который раз глядя на цифру, обозначенную в расписке.
— Почему у меня? – спросил Гай.
— Вы всё ему отдали? Всё, что было?
— Всё.
— Вы болван, Гисборн.
— А он уехал? Эй, на стенах, он уехал?
— Нет, сэр, остановился на повороте!
— О, проклятье! Не надумал ли он вернуться?
— О! Поехал дальше, сэр!
— Ух, — облегчённо вздохнул Гисборн.
— Две тысячи пятьсот тридцать три фунта…, — по слогам прочитал шериф, не в силах оторваться от документа.
Что-то вжикнуло. Бумага вырвалась из его рук и упала на землю, пригвождённая стрелой, попавшей точно в сургучную печать.
Гисборн и шериф стояли, открыв рты.
— Что это было? – спросил ошарашенный рыцарь.
— Это? – шериф вновь схватился за сердце: — Я знаю только одного человека, который мог сделать этот выстрел…
— Кто? Сэр Эдвард?
— Вы идиот, Гисборн! Это же был он!
— Он?
— Робин Гуд! Он был здесь! У нас в руках! А теперь преспокойно направляется в лес с моими деньгами, которые я самолично ему погрузил!
— Ничего не понимаю…
— В погоню! – заорал де Рено, что было сил: — Эй! Все, кто есть! На коней! В погоню! Схватить сэра Эдварда! Он не мог далеко уйти! Пять золотых соверенов тому, кто приведёт сэра Эдварда живым! В погоню!
Погоня моментально выскочила за ворота замка.

Шериф сидел в кресле, сосредоточенно глядя перед собой. Рыцарь ходил перед ним туда-сюда, затем остановился:
— И всё-таки я не пойму, как…
— Молчите, Гисборн, ради всего святого, молчите!
— Поймали, сэр, поймали! – во дворе послышался конский топот и радостные крики: — Поймали!
Шериф вскочил, лицо его засияло:
— Спасибо, Господи. Спасибо!


Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

otpravitel
otpravitel
Был на сайте позавчера в 14:10
Читателей: 400 Опыт: 2742.86 Карма: 56.4258
все 102 Мои друзья