Итак.

— Это шанс, — причитала Даша: — Это очень авторитетные люди, мне стоило больших усилий через Ленку убедить их послушать тебя. Может, оденешь костюм? И ту розовую рубашку?
— Ага. А ещё бабочку и глаза подкрасить?
Даша задумчиво посмотрела на меня:
— Нет. Они, конечно, народ прогрессивный, но тебе это перебор.
— И на том спасибо.
— Ну, что ты такой вялый? Ты не рад?
— Рад…
— Ты что, выпил? – бросилась меня нюхать.
— Да ни в одном глазу. Просто, ты же знаешь, как я не люблю эти… прилюдные экзекуции.
Я живо представил себе, как «авторитетные» снобы, эти жлобы со званиями, членствами, мутными глазами, считающие всех вокруг себя и друг друга ничтожествами и бездарностями, станут лениво слушать, как очередной неудачник будет перед ними, трепеча от почтения, изливаться и извиваться, стараясь произвести впечатление, только чтобы они порекомендовали какому-нибудь такому же жлобу напечатать мелким шрифтом на последней странице рассказ в какой-нибудь местной жёлтой порнушной газетке. Худсовет, блин.
Взгляд удручённо упал на дверцу шкафчика, где была заначена початая бутылка коньяка.
— Только прошу тебя. Очень прошу тебя, не начинай свой рассказ со слова «итак». Хорошо?
Я промолчал.
— Обещаешь мне?
— Так, а где рассказ-то?
— Эх, хорошо бы ты без бумажки продекламировал. Это дало бы больший эффект. С выражением и интонациями, как ты мне рассказываешь. Ну да ты же спутаешься. Ладно, идём?
— Угу.
— Я такая счастливая!
Шкафчик сочувственно скрипнул мне на прощанье дверцей.

В малом зале филармонии собралось человек пятнадцать. Велись беседы, кто-то курил, один очень громко почесал яйца, как раз, когда я предстал перед своими «слушателями». Тут же наступила угнетающе пугающая тишина. Глаза с прищуром и даже с любопытством изучали меня. Толстяк с первого ряда вынул руку из штанов и почесал бороду. Я представился. Погас свет. Я стоял на сцене в луче прожектора. Было видно, как из темноты на меня блестят несколько пар очков. Почему-то сразу вспомнился образ Берии.
Я начал:
— Итак,…
Мгновенно зажёгся свет. Все начали вставать, оживлённо переговариваясь покидать места. Через две минуты не осталось никого.
Только из проёма двери на меня смотрел обречённый, мучительный, наполненный подступившей влагой тёмный взгляд Даши, начавший немой диалог.
«Я же просила. Я умоляла тебя.»
«Прости.»
«Как ты мог?»
«Прости, но мой рассказ начинается со слова «итак» и я не мог начать иначе. Иначе это был бы уже не мой рассказ.»
«Ты же обещал. Хотя бы ради меня…»
«И ты бы смогла меня после этого уважать?»
«Ты дурак»
Я улыбнулся.
Но Даша не сказала ни слова. Она, молча, подошла ко мне и обняла. Только кулачки били о мою спину. Потом она шмыгнула носом:
— Пошли домой.

Мы шли под руку по вечерней запорошенной улице. Фонари провожали нас, устилая нам дорогу оранжевыми лучами. А я в полный голос, жестикулируя и изображая голосом персонажей, читал ей свой рассказ.

Обсудить у себя 4
Комментарии (17)

Может, поавда стоило глаза подкрасить ))

И губы.
И юбочку одеть...
И колготки в сеточку.
Тогда и читать ничего не надо. 

Колготки в сеточку — это уже вульгарно

Вот вечно ты недовольна...

Еще я и виновата осталась 

Ну что ты
Уверен на тебе колготки в клеточку смотрелись бы ух как здорово) 

Кошмар какой  

Ах, как представлю...

Ня

Ох!)
Теперь я наглядно вижу выражение «строить глазки») 

У нее это лучше получается, чем у меня ))

Не скромничай.
Знаю я вас, скромниц. 

Комментарий был удален

И все? Итак и все встали и ушли. А я настроилась. 

Всё

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

otpravitel
otpravitel
Был на сайте сегодня в 04:58
Читателей: 394 Опыт: 2483.72 Карма: 39.3234
все 98 Мои друзья