Расскажите про свой первый поцелуй.

А потом я)

Конечно же первый поцелуй и первая сиська — это любимая мама.
Поцелуй мой был, настоящий, Наталья, которая сидела со мной за одной партой.
Сейчас это большой человек, прокурор) Трое детей. И я очень рад за неё.

Комментариев: 66

Орхидеи ещё не зацвели)

Комментариев: 9

Вот пойду...

(си-минор 4\4)

Вот на шпагу насожу,
Насожу я стрекозу.
Приколю я к стеночке,
Пускай висит на стеночке.

На охоту я пойду,
На оленя погляжу,
На оленя погляжу,
Пулю в голову всажу.

Пулю в гололву всажу,
Меж рогов ему всажу,
Что б земля проклятая
В красный цвет окрасилась.

Во лесу бревно свалю,
Дерево, его спилю,
Порублю на части
Подале от напасти.

Мутят воду во пруду
Семя чёртово в пруду,
Скину я рубаху
И пойду к пруду.

Войду в омут с головой,
Встречай меня, народ водяной!
Будем вместе горевать,
Землю снизу сотрясать.

Ой, прощай, солнца луч,
Не увижу боле туч,
Ты прощай, травушка,
Вспоминай братушку.

 

Вот скажите, душевно здоровый человек такое напишет в девятнадцать лет?


Комментариев: 25

Музыка. (ударение на Ы)

— Ну, …б твою мать! – ругался закзчик Кровалёв, оглядывая потолочную плитку: — Ну,… лядь, почему нельзя ровно-то сделать, а?
— Потолки кривые, — опустил глаза рабочий Музыка.
— Вот, …лядь, почему говорят: немецкое качество, дом немецкой постройки?!
— Почему?
— Да потому что там, …лядь, всё ровно!!!
— У них, Павел Александрович, всё изначально ровно. От фундамента до крыши. А Вы хотите на дом советской постройки на…уярить немецкое качество.
— Ну, глаза у тебя есть? Ум у тебя есть?!
— Нету! – Музыка достал папиросу: — Был бы ум, в Британской академии наук штаны бы протирал, а не из говна конфетку делал.
— Музыкин! Уволю на хрен!
Музыкин понуро закурил, выдохнул:
— Немецкое качество… А войну-то мы выиграли…
Кровалёв замялся, глаза потускнели скорбью:
— При чём тут война…, — присел
cо скрипом рядом с Музыкой: — Что ты там куришь?
— «Донские».
— Давай… А потолки-то кривые.
— Хух, — выдохнул донской дым Музыка: — Да я вижу)


Комментариев: 20

Эдуард.

— Коля!
— А?
— Николай!
— Ну, что? – Николай оторвался от монитора, за спиной стояла жена.
— Отвлекись ты от своих игрушек. Иди с дочерью поговори! Она там с ума сходит.
— Да что случилось-то?
Жена наклонилась и прошептала ему на ухо:
— Её мальчик бросил. Иди, поговори как отец.
— М-м… Люся…
— Иди.
— М-м…, — Николай со скрипом встал, подтянул трусы, вошёл в комнату дочери. Настя лежала на кровати лицом вниз, извергая рыдания.
— Можно?
Николай присел  рядом, погладил дочь по плечу:
— Ну, ты это…
— Папа! – Настя бросилась в объятья отца.
— Да ладно тебе, — гладил он её по голове: — Плюнь ты на этого своего… Вову…
— Он не Вова, он Эдуард.
— Тем более… Подожди, это толстый с прыщами? Сын Зойки из продуктового?
— Нет, — с удивлением посмотрела Настя на папу.
— Эдуард, — брезгливо произнёс Николай: — Вот и плюнь на него. Этот гнус и мизинца твоего не стоит, а слёз моей принцессы и подавно.
— Ненавижу его! – снова зарыдала Настя.
— Брось. Ты это брось. У тебя ещё миллионы таких Эдуардов будут. Пети, Васи, Саши, Паши, Гены… Хе! На каждый, понимаешь, котелок, своя крышка найдётся. Вот у нас в части была Аделаида Самуиловна, жена капитана Желтичного, страшнее ядерной войны, так, я тебе доложу, вниманием она обделена не была, кто к ней только не хаживал, разве что безногий, а таких у нас в расположении не имелось. А сейчас, пожалуйста, генеральша, и домик в Анапе, и детишек полный двор, и внуков.  Хе-хе. Или вот взять, к примеру, нас с мамой. Лежу, я, значит, в арычке, ну, устал и ….
— Коля, — вмешалась в повествование жена Николая, наблюдавшая диалог: — Ты что несёшь?
— А что?
— Ты что ребёнку мелишь? Какие миллионы? Какие Пети и Васи? Какая Аделаида Самуиловна! Ты в своём уме?!
— Что опять не слава богу? Разговариваю с дочерью, сама же просила.
— Иди отсюда. Терапевт. Играй лучше в свои танчики. Это он всё шутит, Настя.
Настя уже не плакала, а усердно перерабатывала полученную информацию.
— А что же с арычком? – спросила она.
— Папа потом расскажет.
— Да ну вас, — Николай встал, пошёл к себе.
— Бабы, — констатировал он, откупоривая уже тёплое пиво, пока загружалась новая виртуальная карта боя.

Комментариев: 4

Непутёвая Марибель.

— О! Смотри, кто идёт! – сказала, улыбнувшись, Жермен.
Клотильда оторвалась от бокала и посмотрела на улицу. Через стеклянные двери кафе было видно, как с противоположной стороны, размахивая пухлыми руками и озираясь, семенила через дорогу растрёпанная Марибель.
— Держу пари, у неё очередная история. Пари на коньяк?
— Шутишь? – фыркнула Клотильда: — А когда у неё было иначе?
— Господи, у нашей пышки такой вид, будто по ней прошёлся весь Аквитанский полк.
— Нет, тогда бы она светилась от счастья…
Жермен и Клотильда захихикали.
— Вы представляете!  Представляете! – ворвалась в «Элефант» толстая Марибель.
Она шлёпнулась на барный стул, на который поместилась лишь половина её зада. Щёки пылали померанцем, тушь, размазанная под глазами, делала её похожей на побитого карапуза.
— Уф! Ну и скотина! Елозил на мне полчаса, исщипал всю. Вот посмотрите, посмотрите! – Марибель начала демонстрировать синяки на прыщавых локтях и бултыхающих ляжках: — Покурил, подтяжки стал натягивать, я говорю: «Пятьдесят франков, месье». Он на меня уставился, и говорит: «Тебе с твоей рожей самой приплачивать надо, за это». И ушёл. Представляете?
Жермен и Клотильда понимающе закивали.
— Какой негодяй! А за комнату я чем заплачу? А Жильберу я что скажу? И это ведь не в первый раз!
— Да, прослеживается некая тенденция…, — посочувствовала Клотильда, Жермен сжала сильнее губы, чтобы не засмеяться.
— Хорошо хоть без тумаков обошлось, предыдущий, когда я заикнулась о плате, так тот просто двинул меня по голове портфелем. Пьер, плеснёшь мне в долг, мне необходимо восстановить душевное равновесие….
Бармен вздохнул и налил полстакана.
— О! – воскликнула Марибель: — Ещё и чулок мне порвал! А это ещё двадцать франков. Нет, Жильбер меня убьёт! – она опрокинула в себя водку: — Ух! Ой, девочки, ну почему я такая несчастная? Ладно, — она попыталась разгладить на голове торчащие во все стороны волосы, подтянула дырявый чулок: — Ну, я пойду. Может быть, ещё повезёт сегодня. Да?
— Конечно! – дружно поддержали её подруги.
— Всё! Побежала.
Жермен и Клотильда провожали взглядом её неуклюжую, неловкую фигуру, уже лавировавшую у отеля напротив, но смеяться им отчего-то уже совсем не хотелось.


Комментариев: 9

Карусель.

— Значит, говорить не будем? – старший следователь Пермаков постукивал ручкой по пустому бланку протокола допроса: — Мгм, будем играть в молчанку. Понятно, гражданин Топтунов.
Топтунов перевёл безразличный взгляд со следователя на потолок.
— Товарищ капитан, да Вы оставьте мне его на получасыка, он у мени як соловий запоет.
— Ну, Прокопенко. У нас, слава богу, не инквизиция, не тридцать седьмой год, и даже не девяностые, что ты, — Пермаков покосился на видеокамеру, висевшую в углу кабинета: — Третье тысячелетие на дворе. Мы живём и существуем в правовом государстве, где права и свобода личности неприкосновенны, верно я говорю, Топтунов?
Топтунов зевнул, почесал бок.
— Тфуть, — выразил недовольство Прокопенко.
— Значится так, — Пермаков посмотрел на часы: — Беседа не получилась, мне домой пора, не сидеть же с тобой всю ночь. Задержать я тебя, простите, Вас, могу на семьдесят два часа. Посидите, подумаете, отдохнёте…, — следователь лукаво посмотрел на Прокопенко, тот засиял:
— Карусель?
— Карусель, — с улыбкой утвердительно кивнул Пермаков.
— Хе-хе-хе! – Прокопенко хищно потёр ладони.
Топтунов насторожился. С непонимающей опаской смотрел то на следователя, то на Прокопенко.
Пермаков убрал документы в стол:
— Так, сегодня пятница. Прокопенко, ты дежуришь?
— Так точно. Как всегда.
— Ты ночью покатай нашего молчуна на карусели, а в понедельник вернёмся к разговору.
— Будет сделано, — Прокопенко начал закручивать рукава.
Топтунов заелозил на стуле.
— Карусель — удивительное средство для восстановления памяти и расположения к общению. Ух, хоть два дня в этом году отдохну наконец-то в законные выходные, — Пермаков накинул пиджак, в дверях обернулся:
— И что б мне…
— Та я в завязке, товарищ капитан! – Прокопенко поднял руки вверх.
— Ладно, вызывай конвой, я ушёл.
— Сержант! Уводи задержанного.
Когда кабинет опустел, Прокопенко подошёл сначала к шкафу, звякнул, крякнул, затем понюхав и пожевав зелёный лук, уселся за стол, напевая «Позови мене с собой». Пододвинул к себе поближе селектор:
— Поихали…, — ткнул он пальцем на клавишу с номером «7».

— Фуф…, — Пермаков вошёл в кабинет, махая папкой, как веером: — Прокопенко!
— А? – подскочил опухший Прокопенко из-под стола.
— Опять?!
— Та ни в одном глазу, товарищ капитан!
— Хоть бы окно открыл, дышать невозможно. Аж Феликс Эдмундович запотел, — указал Пермаков на портрет Дзержинского: — Так-с, — занял своё рабочее место, достал протокол и тут замер: — Это что?
— А?
— Что это?! – Пермаков смотрел на мигающую клавишу селектора.
— Ох, ёть ить! – схватился за голову Прокопенко, подбежал и отключил аппарат.
— Это что ж, он у тебя все два дня каруселит?!
— Э-э, виноват… Недоглядел…
— Давай сюда его! Быстро!

Следователь Пермаков сидел, обхватив виски руками. Рядом стоял, красный, поникший, как провинившийся школьник, Прокопенко. Напротив, на стуле сидел, раскачиваясь из стороны в сторону, задержанный Топтунов. Его стеклянные красные глаза смотрели в одну точку перед собой. Битый час он произносил одну и ту же фразу:
— Манит, манит, манит карусель… Манит, манит, манит карусель…
— Ядрить твою за ногу. Ну, что прикажешь теперь с ним делать, а?
— Манит, манит, манит карусель…
— Та я… Хто же знал?
— Манит, манит, манит карусель…
— Будем пробовать антидот.
— Анти… чего?
— Уводи его в камеру! Будем классикой откачивать, — Пермаков начал рыться в ящике стола: — Где-то у меня диск «Бетховен
TheBest» валялся.
— Манит, манит, манит карусель…
— Да уведи ты его, ради бога!
— Манит, манит, манит карусель… В путешествие по замкнутому кругу…


Комментариев: 4

Объявление.

— И это вот называется уголовная хроника! – Холмс листал газету: — Пекарь избил скалкой своего подмастерья. В омнибусе задержан воришка при неудачной попытке залезть в карман… Заметьте себе, Ватсон, при «неудачной». Простые вещи разучились делать. Нет, преступный мир явно вырождается.
— Этому можно только радоваться, — флегматично заметил Ватсон.
— Да, как честный обыватель, верноподданный Её Величества, я радуюсь. Но как сыщик…, — Холмс раскурил трубку, откинулся в кресле: — М, а нет ли чего любопытного среди объявлений?
Ватсон с неохотой взял «Таймс» и в глаза ему сразу же бросился абзац, напечатанный жирным шрифтом:
— Кладу на всё! На бетон, кирпич, плитку, кафель, ламинат, паркет, линолеум, плинтуса. Быстро, качественно, профессионально, с прибором.
Обращаться по адресу: Лондон, Бейкер-стрит 221 б, спросить доктора… Ватсона?...
Ватсон перевёл удивлённый взгляд с газеты на Холмса.
— Я выдам себя за Ватсона.
Ватсон хотел было что-то спросить, но вошла миссис Хадсон и доложила:
— Доктор, Вас спрашивает какая-то дама, судя по всему отставная статистка.
— Отлично! – Холмс потёр руки.
Ватсон вновь вернулся в невозмутимое состояние, сложил прессу на стол.
— В таком случае, — он лениво направился к себе в комнату: — Я пойду штудировать фармакологию.
— А я приготовлю «шерри», — миссис Хадсон выплыла за дверь.
Холмс поднялся, ожидая посетительницу.


Комментариев: 3

Сорок лет спустя.

Только перечитывая в сорок лет книгу «Три мушкетёра», ты наконец-то начинаешь понимать, что единственный положительный герой в этой книге – кардинал Ришелье…


Комментариев: 11

Враньё.

Зуев сидел на перроне, в ожидании прибытия поезда, листал вчерашние «Ведомости».
— Ц! Эть! И тут врут! – раздался недовольный голос справа.
Полноватый мужчина в коричневом костюме на ярко-жёлтую канареечную жилетку, в котелке, сидел на соседней скамейке, бросая взгляд со своих карманных часов на циферблат часов вокзальных.
— Ну, врут ведь! Кругом обман. И Вы думаете только у нас так? – обратился он к Зуеву: — Ничего подобного. Давеча был в Лондоне. Сижу вот так на вокзале Вротерлоу…
— Ватерлоо?
— Э, ну да, я и говорю, сижу, значит, жду скорый из Тулы, а мне по случаю в Бухарест надо было, как раз удобная пересадка.
Зуев с любопытством уставился на незнакомца.
— Гляжу на часы на ихние, Биг Бэнд называются, в честь знаменитого повара легендарного короля Артура, который отравил рыцаря Ланселота по просьбе леди Брунгильды, чтобы та смогла выйти замуж за барона Зигфрида и завладеть сокровищами нибелунгов, которые, в свою очередь, украли их во время завоевания Мальты у тамошних монахов – латинянцев – госпитальеров, основателей Мальтийского ордена, которые, опять же, в своё время награбили эти богатства в Крестовых походах и так и не донесли до Ватикана, а остановились на Мальте, где и здравствуют до сих пор. Да, — Жёлтый жилет снял котелок, протёр взмокшую лысину: — История невероятная, но абсолютно достоверная. Так вот, гляжу я на ихние часы эти поварские, и что же Вы думаете? Ну, вот, что?
— Что же? – поднял брови Зуев.
— Врут! – хлопнул себя по коленке Жилет: — На тридцать восемь секунд врут вперёд! А ещё по Гринвичу! – поднял указательный палец вверх: — Тридцать восемь! В час! А в день? А в месяц? А в год? Страшно подумать! Нет, кругом обман и враньё.
— Так Вы опоздали на скорый из Тулы?
— Чего? А! Нет. До Житомира я добрался в срок, — махнул рукой Жилет.
— До Бухареста.
— А?
— Вы сказали, что ждали в Лондоне скорый из Тулы, чтобы попасть в Бухарест.
— Ну, никому нет веры, — продолжал развивать свою мысль незнакомец: — Спросил у молочницы свежее ли молоко, говорит свежее, врёт и глазом не моргает. Портной подкладку не новую вшил, а старую перевернул и вставил. Сынишку спросишь, скажи-ка, голубчик, а сколько будет два помножить на два? Четыре, говорит. И не краснеет. А вот сейчас из Ялты поезд прибывает. Вот, полюбуйтесь, на эти загорелые, томные физиономии. Блудили, пьянствовали, тужур-лямур под кипарисами, прогулочки на яхте под луной, а дома будут врать, что провалялись в санатории, не вылезая из грязевых ванн, давясь минеральными водами. О! Вот дамочка с доченькой выходит. Наверняка привезла своему мужу, помимо пальмовой веточки, в чемодане рога. Доченька-то она, разумеется, для прикрытия. Дамочка днём на пляже с зонтиком, ляжками как бы невзначай вертит, ночью дочь спать под нянькино крыло, а сама шасть к волосатому в домик и труляля до рассвета, аж дым коромыслом! Ну, Вы посмотрите, посмотрите на её пресыщенное, опухшее удовлетворением лицо! А легенда для рогоносца уже готова, отрепетирована и премьера пройдёт с успехом! Вот Вам и семейные ценности. Отвратительно!
— Это моя жена.
— М-да? Вот ведь и прогноз погоды опять врёт! Обещали солнце, а тучки собираются. Пойду-ка я, пожалуй, пока не покапало, — Жёлтый жилет подскочил, как-то помялся и удалился, всё причитая: — Враньё! Кругом враньё.

Комментариев: 7
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...
otpravitel
otpravitel
Был на сайте вчера в 17:08
Читателей: 396 Опыт: 2050.45 Карма: 52.5111
все 100 Мои друзья