Лупа.

Обычно я сплю чутко, что неоднократно спасало меня от удушения подушкой, протыкания ножом и других стихийных бедствий. Но с ней я спал безмятежным спокойным сном. Когда она была рядом, мой  неутомимый ангел-хранитель заслуженно отдыхал. И, конечно же, нарисованные на моих закрытых веках глаза, накрашивание помадой, завязывание бантиков, футуристические картины на моей спине, и прочее, прочее, первое время совместного проживания были, почему-то, нормой. Вот и теперь, когда я проснулся, её ладошка перемещалась по моему воскресшему туловищу. Вот уже два пальчика гуляют вверх вниз, похожие на человечка с заложенными за спину руками. Задумчивый человечек прошёлся по животу, задержался у пупка, пошёл дальше.
Я посмотрел на Дашу.
— М-м? – издал я, опасаясь вспугнуть человечка.
— Хм-м, — раздалось в ответ.
Затем быстрый чмок в щёку и она уже стоит у шкафа, потирая подбородок, сосредоточенно разглядывает меня. Надутые щёчки и сдвинутые бровки свидетельствуют о каком-то нелёгком мыслительном процессе. Растрёпанная, в своей этой распашонке, она выглядит невероятно мило комично. Я улыбнулся. Она заметила.
— А-га, — начинает шариться в комоде и извлекает оттуда большую дедовскую лупу. Вооружив взгляд, Даша на цыпочках подкрадывается. Вот она на кровати. Лупа повторяет маршрут человечка.
— Боже мой, неужели всё так плохо? – пытаюсь шутить я.
— Где? – недоумённо спрашивает Даша, не прекращая обследование.
— Слушай, до сегодняшнего утра подобные вопросы у тебя не возникали.
— Но где? Где?
— Да что где то?
— Куда они могли подеваться?
— Они?
— Кубики, — теперь она, не отрываясь от лупы, щупает мой живот: — Куда исчезли кубики?!
— Кубики? Туда же, куда и твоя…, — я не закончил фразу, встретившись с суровым тёмным взглядом: — Слушай, ну я тридцать лет ходил с кубиками, дай теперь тридцать лет без кубиков походить. Пора солидности набираться. Я пожилой человек, у меня скоро сериал начинается…
Я пытаюсь встать, но повержен улыбающейся пыхтящей валькирией, оседлавшей место, где когда-то были дурацкие кубики.
— Ах! – вдруг вскрикивает в ужасе Даша, прикрыв ротик ладошкой.
— Что такое?
Лупа у моего лица, лукавый прищур изучает мой нос.
— А где…
— В …..! – (я сказал где).
— Интересное предположение, — чёрные звёздочки приятно сверкнули: — А сказка будет?
— Ну-у…
Она поёрзала задницей. Безотказное средство.
— Будет!

Комментариев: 16

Ромаши для Маши.

                                             

Да-да, всё было бы настолько прозаично, если бы это были простые ромаши. Но в Волшебном лесу разве могут расти простые ромаши? Да и хотя бы даже то, что в лесу вообще не растут ромаши, или вернее ромаши не растут в лесу, им там (видите ли) тесно. Они любят простор, поле, ну или на худой конец укромный ухоженный садик.
Итак, из всего вышеперечисленного делаем единственно возможный вывод: это не простые ромаши. Вы обратили внимание какие странные помехи на изображении? Это ромашин дух, витающий рядом, оберегающий своих любимиц. А вот эта:

                                             

Это — Ромаша-Няша. Её можно узнать по четырём ромашам-ангелочкам, окружающих её, и по маленькому ромашу у стебелька, служащим отличительным знаком и украшением.
Так вот, особенность Ромаши-Няши в том, что сколько бы несознательные граждане и гражданки не гадали бы на «любит — не любит», выдирая её белые лепестки, она всегда  покажет «любит».

А кому надоели цветы, посмотрите мультик:

 

Комментариев: 11

В мае две тысячи семнадцатого...

Борман, убеждённый, что начало его родословная ведёт от тех самых черепах, на которых когда-то стояла Земля, считающий себя самым умным существом во вселенной, и по этой же причине презиравший человечество как вид, был абсолютно уверен, что он обладает способностью быть невидимым для людей.

                                    

— Стой! Руки вверх!
— Сначала догони!

                                    

— Граждане, это недоразумение! Только чай, честное благородное слово!

                                    

— Я буду жаловаться! Я директор музея!

                                     

— Цурюк. Я требовать консул! Их бин иностранный подданный! Меня же не видно?..

Появление Бормана не могло быть случайным. Проверка территории показала, что здесь собралась весьма пёстрая компания:

Мышка-Норушка


                                       

Царевна-Лягушка (в девичестве Квакушка)

                                       

И волшебный Карась, по прозвищу Чкалов

                                       

Ни дать, ни взять «Теремок». Остаётся только догадываться, какие ужасные замыслы этих коварных злодеев расстроены.

Комментариев: 12

Ирисы для Иришы.

Так приятно начинать субботнее похмельное утро с ощущения своей никчёмности. Но глядя на эту прелесть, хочется обнять весь белый свет и пожелать счастья.

                                            

А этот нарушитель, коварный контрабандист, известный под кличкой «Борман», был задержан с поличным...

                                             

… но это совсем, а может и не совсем, но другая история.

Комментариев: 39

Непогода, девчата.

Комментариев: 2

Топ-топ.

(до-мажор 4\4)

Топ-топ, кто идёт ко мне во двор?
Топ-топ, может друг, а может вор.
Топ-топ, кто ползёт ко мне в постель?
Топ-топ, или птичка, или зверь.

Эй! Тут занято место!
Я жду третий год свою невесту.
Спрячь, спрячь свой клюв или клыки.
Стой, стой и смотри не укуси!

   Не расцарапай мне глаза,
   Хочу увидеть небеса.
   Не клюй мне шею и виски,
   Твои объятия — тиски.

Топ-топ, может это просто сон?
Дин-дон, вот опять какой-то звон.
Тук-тук, может сердце так стучать?
Топ-топ, буду я сейчас кричать!

Эй! Тут занято место!
Я двадцать лет не двигаюсь с места.
Спрячь, спрячь дыхание своё,
Не, не поломай моё жильё!

   Не расцарапай мне глаза,
   Хочу увидеть небеса.
   Не клюй мне шею и виски,
   Твои объятия — тиски.

Комментариев: 30

- 0.

Тёмный вестибюль остался позади.
— И правильно говорят: «на миру и смерть красна». Жизнь театр, мы актёры. Вот была бы сейчас рядом какая-нибудь Салли или Молли, разве позволил бы я себе усомниться, нет. Свербело бы в заднице от страха ещё сильнее, но не было бы уже варианта убежать. Определённость успокаивает. Когда один, появляется выбор, а выбор всегда отягощает.
Том остановился перед третьей дверью.
— Так, швейцара и консьержку прошёл, что теперь?
Он открыл дверь. В просторном светлом холле на него смотрел доберман.
— Хм, всего-то? – Том достал пистолет, направил на собаку, нажал спуск, раздался щелчок.
— Ага, не так всё просто… Хороший пёсик.
Пёсик не оценил комплемента. Он бросился на Тома, целясь в горло. Левой рукой пришлось пожертвовать, правой Том заехал псине по голове рукояткой пистолета. Собака упала вместе с Томом, но руку не отпустила. Том бил, пока зверь не замер. Потом бил по зубам, чтобы высвободить руку.
— Надеюсь, тебе делали прививки….
Пройдя через холл, он поднялся по лестнице, остановился перед четвёртой дверью.
— Ну, теперь уже отступать поздно, — похлопал по карманам, достал гранату: — Не будем экспериментировать…, — выдернул чеку, приоткрыл дверь, забросил.
Раздался то ли детский, то ли женский визг.
— Вот чёрт…
Хлопок. Дым. Том вошёл. По полу, пачкая ковёр кровью, полз толстый здоровяк в балетной пачке и пуантах. Под роялем крутился и скулил такой же, в чёрном фраке.
— А… Братья Дуби, и вы здесь, — Том подобрал дробовик лежавший у инструмента, всадил по заряду обоим, подступил к следующей двери. Тишина. Толкнул. Вошёл.
Перед Томом простёрлась большая мраморная площадка уставленная цветами, колоннами, покрытая прозрачным стеклянным потолком, сквозь который ярко светило солнце и смотрело потрясающе синее небо. В центре площадки находился бассейн. В бассейне плескались дети, женщины и мужчины. Такие радостные и счастливые. Кричали и смеялись. Кто-то учил плавать своё чадо, другие играли в мяч.
Тут они заметили Тома. Сразу всё смолкло.
— В бильярдной «У Джона» стирают трусы? – серьёзным тоном спросил Том.
Откуда-то слева к Тому подскочил голый мальчишка, лет пяти, и, всадив ему в ногу нож, убежал противно хихикая.
— А! – Том упал на зад: — Купидон, ты промахнулся! – бросил он вслед кривоногой фигуре.
Из бассейна начали вылезать и направляться к нему. Мокрые и неотвратимые.
— Ну, это вряд ли, — Том подполз к стене спиной, поднял ружьё.

Так долго шёл вперёд, чтобы вернуться? И почему решил, что твоя жизнь ценнее других? Печальный постскриптум, эпилог, эпитафия, эпикриз. Один плюс один равно ноль с минусом.
Как волнительные колебания от брошенного в воду камушка всегда будут идеально круглыми.
Как голос ухоженного очкастого пидора из телевизора:
— После короткой рекламы вы узнаете, что же произошло и чем закончится эта история. Не переключайтесь!

Комментариев: 17

Сыр.

— Ну что, бойцы невидимого фронта, бывшие спиногрызы и сиськососы, пришла пора показать, что вы оторвались от мамкиного хвоста и стали настоящими мышами! – Мышь важно прохаживался перед выходом из норы, двенадцать пар чёрных бусинок мышат с трепетом внимали каждому его звуку: — Цель: кусок сыра  на столе, задача: захватить и принести сюда. Вопросы есть?
— Я извиняюсь, а вот там…
— Что тут не ясно?! Вопросов нет! Первым по традиции доброволец. Кто?
— Я! – бравый, сбитый крупный мышонок выдвинулся вперёд.
— А-а… Крепыш. Я и не сомневался. Ну, пошёл!
Крепыш высунул нос из норы, принюхался. Затем быстро бросился вперёд. Петляя, как заяц, короткими перебежками, от укрытия к укрытию, перекатываясь и кувыркаясь, он, оглядываясь, застыл у ножки стола.
— Тьфу, клоун, — шептал про себя Мышь: — Насмотрелся телевизора, Рэмбо хренов. Столько лишних движений и потраченных сил. Теперь теряет время на отдых.
— Вообще-то ему больше «Команда Альфа» нравится.
— Разговорчики!
Тем временем Крепыш прыгнул на стол, но не достал. Зацепился за край скатерти и начал стремительно по ней карабкаться. Скатерть пошла вниз, а с ней и предметы, находящиеся на ней. Крепыш оказался на полу, облитый холодным чаем. Послышались шаги за дверью, Крепыш вскочил и изо всех сил помчался назад. Задыхаясь, он кубарем вкатился в нору, прямо в кучу мышат.
— Вот! – Мышь кивнул на Крепыша: — Вот вам пример как делать нельзя. Усилий масса, результата ноль. Можете его съесть.
— Ах! – ахнули все, Крепыш сикнул.
— Так. Задача усложнилась. Мужик в трусах ходит по кухне и орёт. Но сыр всё ещё на столе. Губошлёп!
— Я!
— Пошёл!
Губошлёп вздохнул, отодвинул мокрого Крепыша, побежал. Из норки он сразу свернул налево, под мойку. Вскоре он уже показался на подвесном шкафчике для посуды. Оттуда он переместился на холодильник.
— Неплохо, — отметил Мышь, наблюдавший манёвр.
С холодильника Губошлёп по бордюрчику кафельной плитки пробежал до подоконника.  До стола и сыра оставалось несколько шажков. Тут он столкнулся нос к носу с головой женщины, которая поднимала с пола опрокинутое Крепышом блюдце. Секунду оба, молча, смотрели друг на друга, затем голова завизжала.
— Уши! – успел крикнуть мышатам Мышь.
Команда означала акустическую атаку. Все попадали комочками, спасая перепонки. Упал и Губошлёп. Упал навеки, потому что его тут же накрыла деревянная скалка, в руках мужчины.
Из норы с ужасом наблюдали, как бездыханное тело товарища человек завернул в салфетку и брезгливо выкинул во двор через окно.
— М-да, — Мышь сурово оглядывал боязливо теснившихся мышат:
— Следующий!
— Это невозможно. Это невозможно сделать.
— Что?! Кто сказал? Худой? Кто ещё так считает? Молчите? Запомните, бестолочи, для мышей нет ничего невозможного! Я вам покажу, как это делается! Слюнтяи.
Мышь вышел из норы и не спеша направился к столу. Ругавшиеся мужчина и женщина заметили его. Мышата замерли. Сейчас их учитель погибнет, может быть даже более чудовищной смертью, чем Губошлёп.
— О! Смотри! Люся пришла!
— Люся!
Люди залепетали непонятные слова, взяли Мыша на руки, гладили, он довольно жмурился, шевеля усиками. Мужчина отломил ему кусочек сыра и отпустил. Мышь также не торопясь вернулся в нору, неся сыр в зубах.
— Ну? – оглядел он оторопевших мышат: — Вопросы есть?
Все в недоумении молчали, выпучив глазёнки.
— Люся? – спросил Худой.

 

                                                   

Комментариев: 12

Принцесса на горошине. (сказки братца Грюна)

— О-хо-хо! Вот это встреча! Никак сам Бюс! Ну, здравствуй, дружище! Приди же в мои объятия, неутомимый бродяга! Неужели вернуться решил?
— Проездом, братец Пеликан, проездом.
— Ну, прошу к столу, прошу. Марта, накрой-ка для дорогого гостя! Вот, значит, как? Всё скитаешься по свету?
— Да, не приживаюсь нигде. Города разные, а господа везде одинаковые, и уж больно им моя голова приходится не по нутру, так и норовят меня её лишить.
— А я тебе всегда говорил, твой острый язык, да ретивый нрав, доведут тебя до виселицы.
— А ты, я вижу, процветаешь. Карета в твоём дворе, да и вот бочонок этого отличного южного вина…
— В вине ты всегда понимал толк.
— Неужели до сих пор дворцовые оградки красишь?
— Оградки. Когда это было? Бери выше. Принцесс на прочность проверяем.
— Это как?
— Предлагаем провести девице ночь. На постели из двадцати тюфяков и двадцати перин из гагачьего пуха, как положено. Если учувствует горошину, стало быть, принцесса. Только фокус в том, что горошины то и нет.
— То есть?
— Началось всё с того, что принц наш, слава Его Высочеству, подрос. Ну, случается такое с людьми, ничего не попишешь. Никто, как говорится, от этого не застрахован. И повадились со всех сторон сваты всевозможные невест своих сватать. Ну, пруд пруди. Не поверишь, плюнуть было некуда перед дворцом, чтоб в принцессу не попасть. Я возьми да и ляпни с устатку, что посадить бы их, мол, на горошину, по старому чухонскому обычаю, так  половина бы отбраковалась. А мажордом побеги и доложи, так, мол, и так, Пеликан сеет смуту. Король наш, слава Его Величеству, большая голова, а подать, говорит, этого Пеликана-Меликана сюда! Меня под белы руки и прямо к самому. И говорит мне владыка: «Вот прекрасно! Ты и защитишь!». Пришлось мне за это государственное дело и взяться. Прослышали про проверку готовящуюся сваты, тут их и ветром сдуло. Самопроизвольно отсортировались. Баба с возу, кобыле проще. Но паломничество на этом не закончилось. За количеством пошло качество. Ты вот, друг мой ситный, кабанчика попробуй. Так вот, принц наш жених завидный. Со всех окрестных королевств и шлют своих дочерей. Вон, у короля Жупеля, к примеру, супружница пятерых нашлёпала, пока шестого наследника дождались, ну и избавляться-то надо, а он человек культурный, университет открыл в стране, родных дочерей ни травить, ни топить, ни по монастырям отсылать не стал, и все пятеро и прошли через эту нашу койку. Из Буфляндии невеста была, из Гуссинии, в общем, штук пятнадцать уже.
— И что все…
— Все уверяли, что так и не смогли заснуть. И все дружно получали отставку.
— А что же так?
— Да потому что врали. А если врёт ещё будучи невестой, то чего же от неё потом ожидать? А? Э! Так-то, дружок.
— А ты, стало быть…
— А я что, я не в накладе. На полном государственном пансионе. Король с королевой сами заходят. Поваляются на койке часик-другой  и вновь по делам. Вот только…
— Что?
— Эх, влюбится наш принц рано или поздно в какую-нибудь Марию, а ещё пуще Антуанетту и пюлювать ему будет на горошину или на её отсутствие. Женится. Тут моя лавочка и прикроется. Так-то. Вот из Бужемеля к нам невеста едет. А там дамочки, сам знаешь какие, упругие. К тому же говорят красавица неписаная, и крестиком петухов шьёт. Не устоит, боюсь, наш жених. Ну, да чёрт с ним! А пока пей, братец, и ешь! И ночуй сегодня у меня, на этих самых перинах! Эй, Марта! А ну-ка ещё нам налей, принцесса ты моя!

Комментариев: 58

Клуб альтруистов.

— Знакомьтесь, дамы и господа, новый член нашего клуба Еблан!
— Как-как? Простите моё восклицание, весьма удивительное имя. Однако, позвольте представиться: Мудозвон. Пишется через «о».
— Очень приятно.
— Я заведую культурной частью нашего клуба, веду кружок художественного пука. У Вас как со слухом?
— Восемьдесят два процента.
— Я про музыкальный слух… Впрочем, об этом потом. Разрешите, я представлю Вам наших членов. Вот, это Пиздолиз, литератор, сочинитель сатирических памфлетов на острые темы. Талант! Пьёт как лошадь, зато спит как свинья. Господин в резиновых сапогах и фланелевой шляпе – Хуепутало. Иностранец, собирает членские взносы, не верит в Гулливера и вообще сволочь, не в состоянии взять верхнюю до. О! Мадам Блядина! Держитесь от неё подальше. Её миловидное имя совершенно не соответствует её сучьей натуре. Та ещё утка. Рядом с ней Пиздун, её муж. Старый импотент, подкладывает в гульфик дыню, подсматривает в мужском туалете за женщинами. Если будет предлагать партию в чпокер, не соглашайтесь – мухлюет на тройках, шулер. Хотя Шиллера и не читал, поди. Тот добродушный толстяк в лосинах – месье Гондон. Также пишется через «о». Предоставляет своё поле нашему клубу для игры в крокет. Та юная пара — брат и сестра Ёбарь. Делают вид (весьма неумело), что увлекаются бабочками и на этой почве даже имели недавно скандал с Хуепутало, с причинением ущерба, собственно, самим бабочкам. Хотя я-то знаю, что они помешаны на дрозофилах. Ну, пожалуй, и всё. С нашим председателем месье Хуем, как я понимаю, Вы уже знакомы. Я рад приветствовать нового члена в нашем клубе, месье…
— Еблан.
— Месье Еблан. Кстати, подумайте насчёт нашего кружка. Каждую пятницу в три часа пополуночи в сарае у Гондона. Взнос символический: восемнадцать бутылок шампанского. Мы сейчас «Турецкий марш» репетируем, нам как раз альта не хватает. А?
— Я… подумаю. А где здесь уборная?
— Как? И Вы тоже?

Комментариев: 30
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...
otpravitel
otpravitel
Был на сайте позавчера в 19:59
Читателей: 363 Опыт: 3100.9 Карма: 72.9351
все 90 Мои друзья