Крещение.

— Ну что, в проруби будешь купаться?
— Нет. Вон, восемь купелей в городе. От тебя самая близкая в Парке.
— Да попы говорят, это не обязаловка, по желанию. А вода даже из-под крана тоже такая же. Дома холодный душ приму. Грехи смою.
— Вот интересно. Вода столько времени потом стоит и не портится.
— Возможно именно в этот день вода меняет структуру. Земля ведь живой организм. Там, равноденствие, солнцестояние, приливы, отливы, затмения. Может именно девятнадцатого января происходит какой-то непонятный для нас процесс. Вода реструктуризируется.
— Почему не в сорокаградусную?…
— Хм. Ага. Кран открыл – водка. Горячую открыл – пиво!
— Хе-хе-хе.
— Алкашня. Вам бы только бухать.
— Ой… И это мне говорит дамочка заблевавшая бармена в «Трёх китах», и теперь нас туда не пускают.
— Чего?
— Да ладно вам. Вот скажите лучше, почему все мужики любят раком ебать?
— Да потому что пидары они все!
— Это чтобы ваши морды страшные не видеть!
— Просто приятно ощущать женскую попку на своём животе, ласкать эти милые ямочки ниже поясницы, гладить бёдра…
— Ой, блядь, казанова! Ты когда последний раз…
— Ну, что пристали к человеку? Пусть помечтает!
— Идите вы все в жопу!
— Вот видишь? Я ж говорила, что все они пидары…

Комментариев: 10

Странный случай с паном Штуцем. (P.S.)

— Ну это ж надо было додуматься! Человеку после месячного запоя, с похмелья, вместо того, чтобы сто грамм налить, да поговорить по душам, читать статью о пагубном воздействии алкоголя на мозг! Это верх непрофессионализма!
— Умоляю, Ваше сиятельство…, — Вольдемар упал на колени.
— Молчать!!! – заорал начальник специального отдела: — Младший инспектор шестого уровня, Вы лишаетесь всех званий и регалий! Арестовать, сукина сына! В материальную плоскость! На десять лет! Мерчендайзером! В супермаркет «Солнышко»!..
— Ох…
— …и ежедневное чтение на
MyPage постов Марины Крофт!!! Уведите!
— Нет… Нет. Нет! НЕТ!!! НЕТ!!! НЕТ!!! – извивался в силовых объятиях инспектор шестого уровня, когда его волокли к порталу: — Н – Е – Е – Е – Е — Т!!!!!......
— Уфф. Кстати о птичках, Люси, если прибудет Отправитель (что-то давно он у нас не появлялся), сразу его из распределителя ко мне. Хочу тут с ним… побеседовать.
— Хорошо.
— И перестань представать перед ним в виде нимфы и шуры-муры с ним разводить в приёмной!
— Да я не…
— Сразу ко мне! Поняла?
— Поняла.
— То-то! Сердце краса-авиц склонно к изме-ене…. Тьфу ты, привязалось!

Комментариев: 18

Странный случай с паном Штуцем. (III)

Мужчина в тёмном плаще не спеша брёл по тротуару. Мимо проносился то нарастающий, то удаляющийся шум машин, обрывки фраз прохожих. Он шел, закрыв глаза, подставив лицо осеннему солнцу. Пахло прохладой и прелым цветным ковром, шуршащим под ногами. Остановился, нагнулся, подобрал жёлто-бурый ещё живой лист: «Хм, как красиво. Отчего я раньше этого не замечал?
Всё, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло.
Только этого мало».
Он вспомнил, как в школе на уроке природоведения их водили в городской парк собирать гербарий. И ползали, толкаясь, по траве, выбирая самые красочные, яркие, казавшиеся тогда огромными, листы клёна, дуба. Он подарил их самой красивой девочке из класса, которая снисходительно приняла это как должное. А потом он нёс её портфель. Какое это было счастье.
«Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Всё горело светло.
Только этого мало.
Да. Говорят, человек начинает стареть, когда начинает вспоминать прошлое. Может быть. Но мне есть что вспомнить. Как печально, наверное, когда нечего вспоминать. Когда в прошедшей жизни нет ничего, что стоило бы вспомнить, что могло бы тёплой нежностью разлиться внутри, вызывая невольную улыбку или пусть даже слёзы, потому что это слёзы не сожаления, а радости. А у меня есть. Даже хотя бы вот тот гербарий
.
Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала.
Мне и вправду везло.
Только этого мало».
— Штуц?
Штуц оторвался от кленового листа, поднял голову. Девушка в белой курточке держала перед собой сумочку обеими руками. Огромные глаза испытывающе смотрели из-под отороченного пухом капюшона. Она робко приблизилась:
— Привет.
— Привет, — ответил Штуц.
— Как дела?
— М-м, нормально…
— Ты не сердишься на меня?
— Я? Нет. За что?
— Просто тогда…. А ты пропал, и не звонишь.
— Да я… телефон где-то… потерял. Вроде бы.
— Понятно, — девушка спрятала взгляд: — Ну, я пойду?
Штуц смотрел вслед удаляющейся фигурке. И вдруг крикнул:
— Саша?!
Девушка обернулась. Штуц уже стоял перед ней с кленовым гербарием в руке. Девушка улыбнулась:
— Это мне?

Листьев не обожгло,
Веток не обломало….
День промыт, как стекло.
Только этого мало.

Комментариев: 21

Странный случай с паном Штуцем. (II)

— Меня зовут э-э…, ну, для Вас, пожалуй, будет привычнее Вольдемар. Опустим этикеты, перейдём сразу к делу, которое привело меня к Вам, — «взял быка за рога» Вольдемар, опасаясь, что его визави вновь отключится: — Пан Штуц, Земля, в смысле планета Земля – это, так сказать, большая коммунальная квартира, в которой проживает много жильцов. И все эти жильцы разные по своим привычкам, характеру, внешности, полу; извините, я стараюсь выражаться доступным для Вас языком. В буквальном же смысле на планете соседствуют множество миров параллельных друг другу. Параллельных – значит непересекающихся. Люди, э-э, человечество существует, так сказать, не на низшем, нет, на более материальном уровне. Вы понимаете, о чём я говорю?
— Абсолютно, — мутные желтки глаз Штуца пристально следили за движениями рта Вольдемара.
— Как я уже заметил Вам, миры параллельны, но иногда, хе-хе, и параллели пересекаются, или как у вас говорят: «палка стреляет», хе-хе. Это нормально, хотя иногда совершенно недопустимо, —  поёрзал на стуле, продолжил: — Люди, на удивление, очень любят употреблять яд. Травить себя в малых дозах, безусловно, полезно для поддержания функциональности, но в больших вполне можно вывести телесную оболочку из строя. И тогда, — Вольдемар поднял указательный палец: — и происходят эти самые пересечения! Ещё древние цивилизации познали способы и пути проникновения в окружающие пространства. Все эти… — он брезгливо скривил физиономию: — жрецы, шаманы, экстрасенсы, тьфу! К ним мы давно привыкли. Этот тип весьма предсказуем и управляем. Другое дело — личности, злоупотребляющие ядами не для прохождения в параллель, а для получения эффекта воображаемого и временного наслаждения, вызывающего неистребимое привыкание. Вы научились добывать яд из всего. Научились его синтезировать и с каждым периодическим оборотом случайных «посетителей» становится всё больше и больше. Мы и с этим справляемся. Оказавшись в состоянии перманентной эйфории в параллельном мире, объект начинает видеть нас. Специальный отдел, занимающийся нарушителями, действует по утверждённой инструкции, хорошенько прочищает мозги эдакому «незваному гостю», хе-хе, проще говоря, наводит на него ужасти и всевозможные страхи, и, надо сказать, на большинство это действует весьма продуктивно. Не надо этого делать, пан Штуц, положите, пожалуйста, вилку.
Штуц положил вилку обратно на стол.
— Итак, вот мы и подошли к главному, — Вольдемар выпрямил руки, положив ладони на колени, и исподлобья смотрел на Штуца.
Штуц вновь потянулся к вилке.
— Так вот. Этот самый специальный отдел, занимающийся нарушителями, так сказать, делегировал меня провести с Вами приватную беседу. Положите вилку, — Вольдемар нахмурился, видимо подбирая слова, потёр лоб: — Надо же! Так долго готовился к этому разговору, а теперь и не знаю, как сказать… Дело в том, уважаемый пан Штуц, что последний месяц Вы регулярно вторгаетесь в нашу приватность и ведёте себя..., ну, не совсем как гость. Мы не в состоянии применить к Вам то самое внушение, предписанное нашим уставом, вследствие того, что Вы, попадая в нашу реальность, не ощущаете её. Но! – Вольдемар вновь поднял палец: — Для нашей реальности Вы становитесь весьма реалистичны. Прошу прощения за тавтологию. Иными словами мы Вас видим, а Вы нас нет. Таким образом, не имея возможности воздействовать на Вас в своём пространстве, я прибыл, а вернее меня прибыли (суки), воздействовать на Вас в вашей среде. Что Вы на это скажете?
— М-м-м-м-м….
— Понимаю, — кивнул Вольдемар: — По моим наблюдениям Вы из всех известных интоксикаций предпочитаете алкогольную. Так вот, — Вольдемар нацепил монокль, торопливо извлёк из внутреннего кармана фрака бумажный блокнот: — Я тут даже выписал. Послушайте, довольно любопытно, кхе-кхе:
«Нет в человеческом организме ни одного органа, который бы не разрушался алкоголем. Но самые сильные изменения и в самую первую очередь наступают в человеческом головном мозге. Именно там этот яд имеет свойство накапливаться. Спирт всасывается в кровь, с кровотоком идёт в мозг и у человека начинается процесс интенсивного разрушения коры головного мозга. В обычном состоянии внешняя поверхность эритроцитов покрыта как бы тонким слоем смазки, которая при трении о стенки сосудов электризуется. Каждый из эритроцитов несёт на себе однополярный отрицательный заряд, а поэтому они имеют изначальное свойство отталкиваться друг от друга. Спиртосодержащая жидкость удаляет этот защитный слой и снимает электрическое напряжение. В результате эритроциты вместо того, чтобы отталкиваться, начинают слипаться. Процесс идёт в режиме снежных комков, размер которых нарастает с количеством выпитого. Образуются многочисленные сгустки, «виноградные грозди», которые имея больший диаметр, достигая артериолы, перекрывают её, полностью прекращая кровоток в ней, следовательно: кровоснабжение отдельных групп нейронов головного мозга прекращается. Начинается гипоксия, то есть кислородное голодание. Именно гипоксия и воспринимается человеком как якобы безобидное состояние опьянения. И это приводит к «онемению», а потом и отмиранию участков головного мозга. Заметим, что «сон», наступающий в результате сильного опьянения, это не сон в обычном физиологическом смысле. Это — именно потеря сознания вследствие нейрохимических нарушений, вызванных алкогольной гипоксией мозга — алкогольная кома. Другими словами, во время кислородного голодания бодрствующий организм не может дышать и, чтобы облегчить дыхание (дабы человек не погиб), происходит защитная реакция организма — «сон», дабы снизить скорость обмена веществ в нём. Сильная жажда после пробуждения – это требование организмом влаги, необходимой, чтобы вымыть мёртвые гниющие клетки, а посему, как это ни печально звучит, но человек, вечером принявший алкоголь, утром ссыт своими мозгами…».
Звук падающего тела отвлёк Вольдемара.
— Эй! Что с Вами? Ещё не хватало! Только не это! Ну-ка очнитесь! Дышите, Штуц, дышите! Меня же уволят! Меня же на вечную ссылку сюда! Эй! Проклятье… Щтуц!!!
Штуц уже давно не слышал противного голоса морды с моноклем. Он лежал на полу в кухне. Сначала перед глазами появилось чёрное небо с миллиардом крохотных звёзд, двигающихся слева направо, затем небо начало светлеть. Серое, теперь голубое. Горные вершины, покрытые зелёными зарослями. Спиной он ощущал горячую траву. Над ним по небу медленно пролетают вертолёты. Один. Два. Штуц отчётливо видит движение их винтов, но почему-то не слышит. Он только слышит стук своего сердца. Тук. Тук-тук. Ту… ук. Туук-тук. Тууу-ук…. …
Пустота.

Комментариев: 4

Странный случай с паном Штуцем. (I)

Штуц с трудом выполз из-под кровати. В голове навязчиво звучала ария герцога, в заднице неприятно свербело. Он нащупал и извлёк металлическую пробку от пива. Понюхал, поморщился, автоматически засунул обратно. Попытался встать. Нет. На четвереньках оказалось передвигаться удобнее и безопаснее. «А может мы и вправду произошли от обезьяны? Или от двух?». Штуц направился в ванную. «Нет. В ванну я на четвереньках залезть не смогу. Унитаз! Он и ближе. А что? В унитазе та же вода», рассуждал Штуц, засовывая голову в «купель» и дёргая шнурок слива. «Ой, как хорошо…. И почему раньше до этого никто не додумался? Это же так просто». Штуц вырубился. Когда он очнулся, он чувствовал себя лучше. Приятно ощущалась прохлада кафеля.
«Сердце красавиц склонно к измене…».
Поднялся на ноги.
«Да, точно. Герцог позабавился с юной девушкой и, в отличие от неё, её папаше это не понравилось, и он его зарезал. Или отравил. Как-то печально там кончилось».
Утёрся тряпкой у зеркала, на котором вульгарно яркой помадой была написана непонятная своей нелогичностью фраза: «Спасибо! Я тебя очень-очень обожаю, мерзкая тварь!». Под благодарственным посланием размазанный след поцелуя и подпись: «Саша!». Блеснул луч надежды, что Саша – это всё-таки какая-то Александра, а не какой-то Александр.
«И к перемене, как ветер мая…».
Тут Штуц понял, что назойливая мелодия доносится из кухни. Он пошёл на звук. Его взору открылось следующее зрелище: за столом, полным пустых бутылок, потресканных тарелок с недоеденным, окурками, сидел человек. В бабочке, фраке, закинув ногу на ногу, поигрывал лакированным башмаком. Это он источал бесконечную вокальную фразу из бессмертной оперы Верди, но теперь перешёл на родной язык композитора: «Ла донна мобиле, куаль пьюм аль венто…». Тут человек заметил появившегося в проёме двери Штуца, который, оперевшись плечом о косяк, тяжело дышал и разглядывал его.
— О! – Человек достал монокль, вставил под бровь: — Ну, наконец-то! А я жду-жду!
— Ты…, — Штуц с обречённым ожиданием страшного спросил: — Ты – Саша?
— Я? Нет.
Штуц облегчённо выдохнул (пробка выпала и покатилась по заляпанному полу), подобрался к столу, пошарился по посуде, хлебнул холодного чаю, нашёл окурок, прикурил от газовой плиты, устало сел на стул. Уставился на круглую морду во фраке:
— Ты кто?
Фрак поднял брови. Монокль выпал, повиснув на серебряной цепочке.
— В самом деле. Пора представиться.


Комментариев: 2

Дела государственные.

Милая Ирина, прими мои поздравления, пожелания и этот подарок: минисказка-пьеса-антреприза в одном действии.
Итак, представь себе дворец, сонный усталый король лениво возлегает на троне, входит, не знаю кто уж там, ну, советник, что ли, делает низкий поклон...

 

— Ну? Ну, чего там?
— Право не знаю, как сказать, Ваше Величество. Робею.
— Да говори уж как есть, не бойся. Я ж не басурманин какой, на кол сажать не стану, и не инквизитор, живьём сжигать не буду, так, по старинке – голову тебе отрублю и дело с концом. Так что не томи, докладывай.
— Депеша. Так сказать, коммюнике от Змея Горыныча прибыло.
— М-м, господи, ему-то чего опять?
— Напоминает про договор.
— Какой такой договор?
— Каждую  восемнадцатую весну, восемнадцатого числа выдавать ему восемнадцать восемнадцатилетних девственниц.
— Тьфу ты, пропасть! А сегодня, какое число?
— Шишнадцатое марта, Ваше Величество.
— Час от часу не легче. Откель я ему возьму восемнадцать девственниц? Столько не то, что в королевстве, по всей земле то не отыщешь. Да ещё и восемнадцатилетних! Это же этот… э-э… как его…. Как тот римский монах-то ругался?
— Нонсенс?
— Точно! Это нонсенс!
— Грозится деревни жечь.
— Грозится… Да не уж то не найдётся молодца, чтоб успокоил змеюку трёхглавую? Где наш штатный витязь-богатырь?
— Гм, так Вы его того, Ваше Величество, этого.
— А, ну да… Ну, это я погорячился. Ох, беда.
— Дозвольте предложить, Ваше Величество?
— Дозволяю. Предлагай.
— Тут, в соседнем королевстве, где всё тихо и складно, где ни войн, ни катаклизмов, ни бурь…
— И такое бывает? Почему не знаю?
— … есть один специалист по части всякой нечисти.
— Наёмник? Так это ему полцарства отдавать придётся, не иначе.
— Нет. Уверяю Вас, не привередлив и берёт не дорого. По бочонку портвейна за голову.
— Ну! Портвейна? Где ж я ему портвейна достану? А медовухой возьмёт?
— Договоримся.
— Как величать его?
— Бывший Лучший, но Опальный Стрелок.
— Бывший?
— Ваше Величество, лучшие бывшими…… хм… не бывают.
— Действуй!

Комментариев: 8

Диагноз.

— Ну-с, что я Вам могу сказать?- вздохнул пожилой мужчина, вытирая взмокший лоб платком: — У Вашего э-э… подопечного вялотекущая шизофрения, без признаков прогрессии, клаустрофобия, параноидальный психоз, дисфункция обоих полушарий, гипертрофия мании величия и мании преследования. Ярко выраженные склонности к педофилии и эксгибиционизму. Так-с.
— Боже мой! Какой ужас! Это лечится? Умоляю, скажите!
— Анна Аркадьевна, голубушка, честно Вам скажу, случай не типичный. Вряд ли кто здесь у нас сможет помочь в таком деле. Но вот я порекомендую Вам парижскую клинику месье Рамбаля. В Европе подобные диагнозы не редкость и там они этим занимаются вплотную и серьёзно. Сейчас применяют новейшие препараты и электротерапию, дающие, по отзывам, поразительные результаты. Так что, не отчаивайтесь так, прошу Вас. Не убивайтесь. А то смотреть на Вас нет никакой возможности без содрогания. Всё поправимо, поверьте. И, как говорится, надежда всегда есть.
— Благодарю Вас, доктор! – Анна Аркадьевна упала на колени: — Вы возвращаете меня к жизни!
— Ну, право же! – доктор Климчук Адольф Моисеевич оценил сквозь пенсне содержимое декольте, усадил даму на кушетку, принял двадцатипятирублёвую, поцеловал ручку и, собрав саквояж, поспешно вышел, на ходу засовывая туфли в галоши.
— Ах! – Анна Аркадьевна взяла кота на руки, прижала к себе: — Мы поедем в Париж! Я сделаю всё, чтобы спасти тебя, милый, милый друг!
Бусаил недовольно жмурился, уворачивая мохнатую морду от назойливых напомаженных губ.
«Какие же, всё-таки, люди сволочи», — подумал он и сикнул на кримпленовую юбку Анне Аркадьевне.

Комментариев: 35

Людвиг.

— Васька, скучно мне… Васька...
— Нет Васьки, — хомяк шустро прибрал со стола.
— Васька!!!
Хомяк фыркнул и злобно ответил:
— Нет Васьки! Ваше...,  — он пошевелил усами:  -  Величество...
Кощей не понял услышанной фразы, с трудом поднялся. Людвиг спрятал свои бусинки за щёки.
— Что ты сказал?
— Вы слышали, — фыркнул Людвиг.
Кощей непонимающе цокнул языком, затем повернулся и снял со стены шпагу.
— Немецкая сталь, это подарок Фридриха...,  — он увидел, что его аппонент скрылся.
— Опять один...,- он присел на край кресла. Приятная тяжесть оружия в руке придавала силы.
— И так всегда, -  он встал и напрпавился к выходу из замка..

Комментариев: 25

Самый лучший день.

Терпеть не могу Нагиева, но уговорили посмотреть… Намёки весьма прозрачны.

А фильм понравился. Такую драму я давно не смотрел. Эх, бабы, русские бабы… как вас не любить?

«Петь птицы перестали,
  свет звёзд коснулся крыш»

Комментариев: 58

Пожар.

Звери бежали, ползли, тащили в зубах детей. Пожар. Лес загорелся внезапно. Сухостой.
— Ты чего? – Ёж увидел Ужа, свернувшегося у входа в нору: — Скорее к пруду! Через несколько минут огонь будет здесь!
— Мы остаёмся, — твёрдо сказал Уж.
— Что?! – Ёж ринулся в нору и увидел: Ужиха лежала, обернув собой свежевыложенные яйца и тихонько пела колыбельную. Он быстро сосчитал кладку. Двенадцать. Даже если каждый возьмёт по яйцу, останется больше половины. Он всё понял. Вернулся к Ужу.
— Бегите! Бегите, я догоню! – крикнул он своим: — Сынок, береги маму!
— А ты?
— Я вас найду, обещаю! – Ёж лёг рядом с Ужом: — Фрр…
— Ты что?
— Сейчас отдышусь… Может заложить вход камнем?
Уж не ответил, он молча смотрел на приближающееся пламя, проносящихся мимо животных. Уж покосился на Ежа, отвернулся:
— Знаешь, что я всегда хотел сделать?
— Что?
— А вот это, — Уж схватил зубами и выдернул иголку из спины Ежа.
— Ай! – подпрыгнул Ёж: — Ты с ума сошёл? Больно же!
Дым начал медленно растворяться, поднимаясь и исчезая в небе. Огонь погас. Уж и Ёж удивлённо переглянулись. Внезапная мысль озарила Ужа.
— А ну-ка…, — он выдернул ещё одну иголку.
— Эй! – вновь подпрыгнул Ёж.
Набежали тёмные тучки, и полил мелкий дождь. Уж подставил морду под капли:
— Грибной. Хм, сработало, — затем он хитро посмотрел на Ежа: — А ты знал?
— О чём? – недоумевал Ёж, почёсывая спину.
— Спасибо, — прошипел Уж и заполз в нору.
— Фрр, вот дурак, так и лысым остаться не долго. Пойду своих поищу…
Он потрусил к пруду, принюхиваясь к свежим следам.

Комментариев: 0
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...
otpravitel
otpravitel
Был на сайте 2 недели назад в воскресенье 12.02.17 в 06:44
Читателей: 354 Опыт: 3071.68 Карма: 33.4051
все 78 Мои друзья