Колпаков.

— Отец мой ведь умер под судом, — заметил князь снова, — Хоть я и никогда не мог узнать, за что именно; он умер в госпитале.
— О, это по делу о рядовом Колпакове, и, без сомнения, князь был бы оправдан. Так?

— Вы наверно знаете? — спросил князь с особенным любопытством.
— Еще бы! — вскричал генерал:
 — Суд разошелся, ничего не решив. Дело невозможное! Дело даже, можно сказать, таинственное: умирает штабс-капитан Ларионов, ротный командир; князь на время назначается исправляющим должность; хорошо. Рядовой Колпаков совершает кражу, — сапожный товар у товарища, — и пропивает его; хорошо. Князь,  (и заметьте себе, это было в присутствии фельдфебеля и капрального)  распекает Колпакова и грозит ему розгами. Очень хорошо. Колпаков идет в казармы, ложится на нары и через четверть часа умирает. Прекрасно, но случай неожиданный, почти невозможный. Так или этак, а Колпакова хоронят. Князь рапортует, и затем Колпакова исключают из списков. Кажется, чего бы лучше? Но ровно через полгода, на бригадном смотру, рядовой Колпаков, как ни в чем не бывало, оказывается в третьей роте второго батальона Новоземлянского пехотного полка, той же бригады и той же дивизии!
— Как! — вскричал князь вне себя от удивления.
— Это не так, это ошибка! — обратилась к нему вдруг Нина Александровна, почти с тоской смотря на него.
— Но, друг, мой, это легко сказать, но разреши-ка сама подобный случай! Все стали в тупик. Я первый сказал бы! Но, к несчастию, я был свидетелем и участвовал сам в комиссии. Все очные ставки показали, что это тот самый, совершенно тот же самый рядовой Колпаков, который полгода назад был схоронен при обыкновенном параде и с барабанным боем. Случай действительно редкий, почти невозможный, я соглашаюсь, но...


Комментариев: 26

Михеев.

— Вот смотрю я на Ваш портрет и думаю, кто Вы? Что Вы такое? Молодой. Судя по глубокому блеску, образованный. На умишке одни девочки и планы-мечты по переустройству мира. Вчерась только мамаша Ваша Вам подолом соплю утирала, а сегодня Вы «личность». Дипломированная сволочь. Да-с! Очередная штампованная пустотина, пополнившая ряды заурядностей, винт, вкрученный в механизм, не обязанный, да и не желающий понимать его назначения. Пройдёт время. Блеск сменится тусклым мерцанием. Вы пресытитесь девочками. Вы поймёте, что мир Вы переделать не можете, поскольку Вы его не создавали. Что человечество не в последние годы и не сейчас стало развратнее, более жестоко, более алчно. Что люди были такими с момента сотворения, и полностью раскрыли эти свои достоинства после позорного изгнания из Эдема. Возьмите библейские сюжеты. Убийство, предательство, блуд, войны на истребление, инцест. Все возможные сценарии написаны ещё в Ветхом завете, и играются по-прежнему одинаково. Только в разной интерпритации. Ничего нового за тысячи лет своего существования так называемое Вами человечество не придумало. Не просветлело. И сравнивая, можно сказать, что даже несколько смягчилось. И даже научилось оправдывать свои мерзости самым простым путём: узаконивая их. Я доступно для Вашего мозга изъясняюсь? Ну, отлично. Так вот, что я Вам хотел сказать, юноша. Если когда-нибудь, не приведи господи, Вам доведётся попасть в Латовск, ни в коем случае не вздумайте заходить к сапожнику Михееву.
— Что так?
— Он чинит сапоги!
— Что удивительного в том, что сапожник чинит сапоги?
— А Вы, позвольте полюбопытствовать, считаете подобное нормальным?
— Более чем.
— В таком случае, мой несчастный юный друг, дальнейшую беседу считаю бессмысленной и нецелесообразной.
— А что, собственно, ненормального в том, что сапожник чинит сапоги? Если бы он в своей лавке продавал семечки на вес, это могло бы вызвать некоторое недоумение. А если сапожник чинит сапоги, в чём же здесь ненормальность?
— Приятно было познакомиться.
— Позвольте, я попрошу объяснений.
— Спокойной ночи.
— Или что, этот Ваш Михеев, может быть, не чинит сапоги, с чего же тогда ему называться сапожником?
— Всего наилучшего.
— Что же случится, если я вдруг, по оказии или недоразумению окажусь в Латовске и зайду к Михееву?
— Пустота… Абсолютнейшая пустота… Вакуум… Пробка… Одни девочки и закон сообщающихся сосудов… Спать пора, юноша, погасите лампу, будьте добры. Следующая станция только в семь утра. А ведь ещё считает себя образованным человеком, кошмар. Вакуум. Да, и не вздумайте меня бить. Я пожалуюсь смотрителю.

Комментариев: 35

Банка.

— Какой хорошенький!
— Какой большой!
— Какие у него красивые волосы!
Тоненькие голоса доносились отовсюду. Игорь открыл глаза. Ослепило солнце.
— Ой! А глаза небесные!
Игорь приподнял голову. Со всех сторон он был окружён обступившими его цветами. Ромашки, колокольчики, васильки, маки.
— Давно к нам никто не попадал.
— Сделаем из него одуванчик! Он такой рыженький!
— Ещё чего! Это будет прекрасный мак! – мак наклонился к Игорю, бархатные лепестки коснулись щеки.
— Динь-динь-динь! – запел колокольчик.
— Человек, — брезгливо бросил василёк.
— Нет! Пусть он умрёт! – закричал репей: — Это удобрение поможет нашему процветанию. Через его кости и пустые глазницы прорастут и явятся на свет сотни репеев, высоких как он и могущественных защитников нашего луга! Убить человека!
— Да, — кивнул василёк: — Где появляется человек, всегда жди беды.
— Как это убить? – удивилась ромашка.
— Убить! Убить! – кричали репеи.
— Ну-ка, ну-ка, — выглядывал из-за стеблей ядовитый крестовник.
— Как же такое возможно?
— Смотрите, он поднимается!
Игорь попробовал встать. Ноги и руки с трудом слушались его.
— Беги, человек, беги! – кричала ромашка.
Но Игорь уже шёл по радуге, осторожно переступая с одного цвета на другой. На следующем шаге нога ушла в пустоту. Провалился, ломая рёбра, но успел подставить автомат между обрешёткой; повиснул на нём. «Верить можно только себе. Каждый раз, доверяя кому-то, кроме себя, проваливаешься и висишь над пропастью». Подтянулся, вылез. «Почему именно я? Почему я должен лезть по этой крыше? Потому что другой упадёт. Потому что всегда, где есть стопроцентная вероятность сдохнуть, появляюсь я. Потому что со мной ничего не может произойти».
Блеск или вспышка? Тысячи крутящихся волчков разом завертелись в голове, протыкая насквозь. Голова словно окутана ватой, душит шёлковый прозрачный шарф. Только дура могла попытаться повеситься на нейлоновых колготках.
Внизу видно зелёный луг. Полевые цветы с интересом и любовью наблюдают. «Интересно, когда я буду умирать, я, как и все соплежуи, буду звать маму?».
Огоньки противно пикают. «А может быть я сплю? Надо попробовать полететь или вдуть вот этой кудряшке, в белом халате».
Марина поставила банку с ромашками на стол, презрительно оглядела Игоря.

Комментариев: 30

Развилка.

— Чёртово радио! – не в силах поймать хоть какую-нибудь станцию Алексей бил по автомагнитоле ладонью.
Вдруг фары осветили внезапно появившийся на шоссе женский силуэт. Алексей нажал на тормоз, резко крутанул вправо. Машина вылетела в кювет, три раза перевернулась, встав на колёса, замерла. «Радио Ретро» запело голосом Льва Валериановича Лещенко «Прощай, от всех вокзалов поезда уходят в дальние края». Алексей тяжело дышал и внимательно всматривался в оживший жёлтым огоньком приёмник. В стекло постучали. Алексей вздрогнул.
— Извините, мужчина, не подбросите до города? – милое улыбающееся личико заглядывало в окно.
— Двести, — сказал Алексей.
— Хорошо.
Фигурка в коротком вечернем платье грациозно обогнула машину, села на пассажирское сиденье.
— Спасибо.
— Пристегнитесь.
— Да-да.
Алексей выехал на трассу. Попытка выключить Лещенко не удалась. Дамочка положила перед собой сумочку, стыдливо прикрывая колени.
— Какие звёзды красивые. А я иду и думаю, как бы мне до города добраться. Вы прямо спаситель мой. С деньгами, правда, у меня…
Алексей хмуро покосился на источник звука.
— Нет-нет, Вы на заправке остановитесь, я… разменяю. Какой милый зайчик, — ткнула она пальчиком в болтающегося на ветровом стекле плюшевого зайчонка. Алексей сорвал зайца и выкинул в окно. Но окно оказалось закрытым. Заяц срикошетил в лицо Алексею, на панель, на колени дамочке.
— Это мне? Спасибо, — ямочки мелькнули на пухлых щёчках, заяц скрылся в сумочке.
Алексей опустил стекло, плюнул. Не попал. Показалась ярко освещённая автозаправочная станция.
— Остановитесь на секунду. Я в магазин сбегаю, хорошо?
Алексей кивнул.
Когда дамочка скрылась за стеклянными дверями, Алексей поправил зеркало, погладил себя по усам. Ударил кулаками по рулю:
— Сука!
Достал из бардачка тряпочку, высморкался, убрал тряпочку обратно. Было видно, как дамочка разговаривает с продавцом. Звук выстрела. Продавец снял кепку, будто в приветствии, упал за прилавок, увлекая за собой этажерку с жвачкой. Посетительница быстро вышла, села в машину. Запихивая мятые купюры в сумочку, она встретилась с сердитым взглядом Алексея.
— Мне же надо с Вами расплатиться, — объяснила она.
Алексей понимающе согласился, завёл автомобиль.
— Вот здесь остановите, будьте добры, — через полчаса обратилась попутчица.
Алексей остановился у развилки. Дамочка отсчитала двести рублей, протянула ему:
— Спасибо большое.
Алексей спрятал деньги в карман.
— Подержите, пожалуйста.
Алексей взял протянутый ему полиэтиленовый пакет с изображением гладиолусов и надписью «Я ЛЮБЛЮ ФИГИ».
— Чуть повыше и ближе к себе.
Алексей прикрыл себя пакетом. Дамочка достала из сумочки Маузер. Взвела курок. Направила длинный ствол в бок Алексею. Щелчок.
— М! – недовольно скривилась пассажирка, с трудом оттягивая тугой затвор, чтобы выкинуть несработавший патрон и дослать следующий. Бабах! Гильза брякнула в лобовое стекло, размазав клопа-вонючку, решившего на халяву с удачно подвернувшейся оказией посетить родственников, недавно поселившихся в городской квартире. Алексей, тем временем, стукнулся о дверь, упал головой на руль. Дамочка вышла, осмотрела себя в свете фар. Пакет, который Алексей столь любезно держал в руках, спас платье от трудноотстирываемых брызгав крови. Дамочка направилась направо по дороге и вскоре, подняв руку, остановила машину.
— До города не подбросите?
— Триста.
Дамочка поправила бретельки и села, стыдливо прикрыв коленки сумочкой.


Комментариев: 38

Статика.

— Начали!
— Только…. Стопка водки на столе…
— Стоп! Не «стопка», а «рюмка». Ещё раз!
— Только… Стопка водки на столе…
— Стоп! Да не «стопка», а «рюмка» на столе! «Только рюмка водки на столе», ещё дубль! Вступление! Поехали!
— Только… стопка водки…
— Чёрт бы Вас побрал!
— Да в чём дело-то?
— Нет там никакой стопки! Дайте ему бумажку с текстом, в конце концов! Ну? «Только рюмка водки на столе, ветер плачет за окном». Что не понятно? Не «стопка», а «рюмка»! Усвоили? Готовы? Читайте по бумажке! Начали! Музыка!
— Только… рюмка стопки на столе….
— Стоп!
— Ох, простите великодушно. Простите. Ещё раз, пожалуйста.
— М-м… Начали!
— Только…. Водки стопка на столе… На яву, а не во сне!
— Стоп! Вы издеваетесь?
— Я?
— Вы. Вы издеваетесь?
— Я?
— Читайте, что написано у Вас на листке?
— «Только рюмка водки на столе, ветер плачет за окном».
— Ну?
— А! Понял, понял, понял. Ещё разок, голубчик. Удивительно несвязные слова. Я готов!
— Неужели?
— Да.
— Х-х… Приготовились. Запись!
— Только…. Стопка водки на столе!
— Гоните его в шею! Уберите с глаз моих долой! Вон отсюда!
— Но позвольте…
— Вон! Я сам спою эту идиотскую песню! Он ушёл? Отлично. Уф. Слава, замикшируешь потом мой голос. Давай запишем уже.
— Можно.
— Что, начали?
— Давай!
— Только… Стопка водки на столе… Наяву, а не во сне…


Комментариев: 20

Сирень.

(до-мажор)

Я буду жить и горевать,
Я буду солнцу вслед смеяться.
На лужах танец танцевать
Ирландских недобритых пьяниц.

Когда мне улыбнётся свет
В глазах моей звезды знакомой,
Я буду счастлив слову «нет»
И песню запою. Зелёной

Веткой в лапках птиц
Мне принесёт удачу.
Десятки встречных мрачных лиц
Развеселю впридачу.

Узнаю лучший всех секрет
И расскажу знакомым,
Они ответят мне: «Привет!»
И стану новым — новым.

И расцветёт тогда сирень,
На щёчках ямочки искряться,
И будет самый лучший день,
И нет уже причин бояться. 

Комментариев: 115

И летели наземь самураи..., или Замечательный мужик пригласил нас в Геленджик.

Ах, какая милая прелесть!
Наткнувшись на поющих на русском анимэшек, я отыскал этот мультик. И посмотрел все двенадцать серий. Впервые в жизни я смотрел анимэ.
Ну, а с этой песней у меня свои воспоминания и ассоциации.
Но как мило спели!
«Ах, ты песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед.
И бойцу на дальнем пограничье
От Катьюши передай привет!» 

Комментариев: 55

Бонч.

Бонч возвращался с работы, весело насвистывая, болтая портфелем в левой руке.
— Помогите! – вдруг раздался отчаянный женский крик.
Бонч перестал свистеть. Насторожился. Показалось.
— Помогите!
Нет. Не показалось. Кричали справа из глухого двора.
— Помогите, кто-нибудь!
Бонч резво огляделся и бросился бежать.
«Помогите!» доносилось уже где-то далеко за спиной, и ещё спустя два квартала тренированного бега Бонч остановился перевести дух. Снял шляпу, помахал ей, как веером. Заметил лоток с газированной водой на противоположной стороне улицы.
— Одну без сиропа, — сказал он усатой продавщице, подозрительно косившейся на него.
Только он поднёс стакан к губам…
— Помогите же! Убивают! – загремело над головой.
— А чёрт! – облился Бонч и рванул что было сил.
— А деньги, сволочь?
Ничего, дом уже близко. Бонч взлетел на пятый этаж, лихорадочно отпер и закрыл за собой дверь.
— Уффф…, — утёрся он, повесил на крючок шляпу, плащ, портфель устроился на своём месте у зеркала.
— Грета, я взмок, как лошадь! Нет ли чего холодненького? Грета?
Никто не отозвался. Бонч пошёл на кухню, пусто.
— Грета?
Грета лежала на полу в спальне лицом вниз. Руки её были связаны прозрачным шарфом, юбка задрана.
— Что за моветон, Грета?
Бонч заметил, что белый ковёр был теперь почему-то алого цвета.
— А! – выронил Бонч из рук кухонный нож и бросился прочь.
— Помогите! – кричал Бонч бегая по улице: — Помогите!
— Что? Что случилось, пан Бонч?
— Я… Я убил… человека…
— Опять? – недоверчиво спросил дворник: — Ну, пойдём. Посмотрим.
Он обнял одной рукой растерянного Бонча и повёл обратно в квартиру.

Комментариев: 20

Блинчики.

Взмокший Муж замер над Женой:
— Уф-ф… не могу кончить. Ты бы хоть постонала для приличия. Лежишь как… квакушка.
— Что? – оторвалась Жена от брошюры «Уроки биопсии»: — Дорогой, ещё когда мы начали встречаться, мы обещали быть друг с другом предельно откровенными и никогда не врать. Неужели ты хочешь, чтобы я тебе лгала?
— Блин! Но союз это ведь не только откровенность, но и компромисс! Я же, в конце концов, делаю вид, что восхищаюсь твоей стряпнёй!
— Ах! Тебе не нравится моя стряпня?!
— А когда ты ешь, ты чавкаешь, и меня это просто бесит!
Брошюра «Уроки биопсии» заехала Мужу по физиономии, пальчики Жены вцепились ему в волосы:
— А ты пердишь во сне!
— Одеваешься как колхозная проститутка на Первое мая! – отбиваясь, Муж схватил Жену за руки, но она, разъярённая, уже оседлала его, стараясь расцарапать лицо.
— Алкаш! Импотент! Урод!
— Да пошла ты! Дура! Отсосать нормально не можешь…
— Тварь! Тварь! Тварь!
В порыве яростной схватки оба и не заметили, как он оказался в ней, а она поглотила его.
 – Ах! Ах! – внезапно разразилась пронзительно тонким высоким звуком Жена, ощутив ударивший в неё фонтан, и распласталась на Муже.
— Ах, блядь…, — вырвалось у Мужа, когда бёдра Жены конвульсивно сжались и тут же трепетно замерли, а её локоны накрыли его лицо.
Она ласкала его щёки, он гладил её спину.
— Что ты хочешь на завтрак, мой котик? – нежно спросила Жена.
— Блинчики, — подумав, ответил Муж, доставая из-под себя помятые «Уроки биопсии».

Комментариев: 116

Грусть Марцепана.

Грусть — это:
Толковый словарь Даля: скорбь, горесть, печаль, тоска, томленье, сокрушенье, соболезнованье.
Википедия: чувство печали, лёгкого огорчения.

Марцепан остановил машину на обочине. Вышел. Отошёл в кусты. Стал ссать. Вернулся к обочине, машины не было. Марцепан выругался. Пошёл по чётко видным в свете луны следам протекторов. Минуты через три он увидел машину на обочине. Машина ссала. Марцепан подошёл к машине. Сел. Поехал. Фары тускло освещали грязную просёлочную дорогу. Звезды страшно мерцали в чёрном небе. В незастёгнутые штаны дуло. Марцепану стало грустно. Перед машиной возникли двое. Один с ухватом, другой с настенными часами с маятником. Маятник мерно тикал. Часы показывали один час сорок пять минут.

Комментариев: 24
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 ...
otpravitel
otpravitel
Был на сайте вчера в 19:29
Читателей: 381 Опыт: 5404.38 Карма: 79.1707
все 96 Мои друзья